наверх

Путешествие во времени

10 января 2019
Путешествие во времени

Праздник со слезами на глазах

Радистка 3-го класса двацатилетняя Зина Гусманова 1943 год встретила на боевом посту. В руке – ключ, на ушах – наушники: битва под Курском была в самом разгаре. Казалось бы, не до Нового года, но даже в блиндаже, под землёй, жизнь брала своё.

В короткие минуты отдыха её коллеги выходили на свет в прямом и переносном смысле. Кто дышал морозным свежим воздухом, которого так не хватало в землянке, кто потягивал самокрутки. Зине, как некурящей, был положен дополнительный паёк – 25 граммов сливочного масла, печенье и шоколадка. Из всего, что было, девчонки собрали самый настоящий праздничный ужин, который одна из напарниц назвала королевским.

– Сколько лет прошло, за какими столами я только ни сидела, на каких приёмах ни бывала, а тот новогодний вечер для меня навсегда остался самым лучшим, самым новогодним, – говорит Зинаида Гусманова. – 31 декабря наша смена давно поменялась, а я всё отбивала ключом по азбуке Морзе. Дело в том, что я «разговаривала» с ведущим эскадрильи и до конца боя не имела права прервать сеанс.

Девчонки не расходились – Новый год всё-таки. Стали накрывать стол, а тут мой доппаёк принесли. На войне, как в детдоме, – всё общее. Так, мои «изыски» украсили новогодний стол.

В 24:00 все встали и подняли кружки с дымящимся чаем. Я мысленно была с ними, продолжая работать за приёмником, отхлебывала чай, подслащённый кусочком сахарной свёклы, и жевала хлебные крошки. К слову, вкус чёрного хлеба из сухпая она помнит до сих пор. Чтобы он был съедобным, его допекали на буржуйке. Но ели всегда с удовольствием – у молодых аппетит был отменный.

– Мы хорохорились, поднимали друг другу настроение, желали любви, здоровья, счастья, исполнения желаний, – говорит Зинаида Сарсенгалиевна. – Все смеялись, улыбались, шутили, как будто и не было войны.

Вдруг моя сменщица сказала: «Девочки, мне так стыдно, но я одного хочу – до победы дожить. Домой вернуться, маму обнять. И чтобы на танцах в нашем клубе я была самой красивой. Я туфли и платье всего разок надевала – на выпускной. Меня тогда ещё Мишка провожал, я вам рассказывала. Только он уже полгода не пишет. Нет, я не буду думать о плохом, наверное, письмо где-то в пути, нас же неожиданно сюда перекинули. Я не трусиха, но я очень боюсь. Особенно, когда сильно бомбят…»

Она выпалила это на одном дыхании и заплакала. Сначала тихо, потом громче, через минуту в помещении стоял рёв. Плакали все – об общем и каждая о своём. Мне кажется, им было легче, я даже поплакать не могла: давилась слезами и отстукивала ключом очередной набор цифр. Открытым текстом мы не работали.

Наша минутная слабость закончилась так же неожиданно, как и началась. В блиндаж вошёл проверяющий: «Отставить слёзы, отработавшим отдыхать, остальным работать по этому шифру. С Новым годом, девчата! Здравия желаю!»

Утром гурьбой пошли в столовую, нашему повару дяде Ване исполнилось 50 лет. Он нам – завтрак, мы ему – частушки. По весёлым куплетам можно было определить, откуда мы, – Златоуст, Москва, средняя полоса России, Акбулак. О том, что произошло ночью, не вспоминали. Как-то неудобно чувствовали себя, стеснялись, что позволили себе такое. Нам ведь всё время твердили, что мы сильные, что мы защитницы, а слёзы – это удел слабых.

Радистки 3-го авиакорпуса Второго Украинского фронта, встречавшие новый 1943 год в самой горячей точке, и не подозревали, что совсем скоро, всего за каких-то два года, они пройдут пол-Европы. Долгожданную Победу, триумфальное шествие которой началось под Курском, встретят в болгарском Пловдиве.

Война для нашей героини закончилась 30 сентября 1945 года, оставив на вечную память о себе незаживающие зарубки на сердце, раннюю седину в чёрных как смоль волосах и серьёзный не по годам взгляд. Именно за него полюбил её лихой парень – командир «катюши» Забит, фамилию которого она, как свои боевые награды, достойно пронесла через всю жизнь. Впрочем, это уже совсем другая история...

Молитва в окопе

Смагул Абенов – бывший артиллерист бригады имени Суворова, воевавшей на Краснопулковском направлении, утверждает: выжить и выстоять ему помог Ленинград. Вернее, его блокада. И хотя «Дорога жизни» была узкой и хрупкой, воля к жизни тех, кто её охранял, была настолько сильной, что её не сломили ни холод, ни голод, ни массированные удары врага.

Когда в конце декабря 1942-го Смагула Абенова вместе с другими солдатами привезли в город имени Ленина, им ноги некуда было поставить.

– Везде, куда ни посмотри, были трупы людей, умерших от голода. Мы занимались их захоронением, – вспоминает он. – Отдав должное мёртвым, начали рыть окопы, чтобы защитить тех, кто остался в блокадном Ленинграде.

Близость Невы ощущалась во всём – в сырости климата, в воде, сочившейся из-под земли. Чтобы солдаты не подхватили воспаление лёгких, им на завтрак выдавали по 80 граммов спирта. Остальную провизию сбрасывали с самолёта. Каждому полагалось по 300 граммов хлеба.

Это была настоящая трагедия, которая длилась с 8 сентября 1941-го по 27 января 1944-го. Историки потом напишут, что только от голода в городе на Неве погибло свыше 640 тысяч жителей, десятки тысяч погибли при артиллерийских обстрелах и бомбардировках.

К концу 1943-го обстановка на фронтах коренным образом изменилась и советские войска готовились к окончательной ликвидации блокады.

– Это чувствовалось во всём: в неуловимой перестановке сил, настроении командования, – говорит Смагул Абенов. – Новый год 1944-го вроде бы ничего нового не принёс, мы так же сидели в окопах, так же отбивали атаки врага. В 24 часа, когда мои сослуживцы тихо три раза прокричали: «С Новым годом!» и знаменитое сталинское: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!», я молился. Просил про себя у Аллаха, чтобы он помог мне не опозорить свой род и народ, дал силы выдержать морозы и слякоть, пересилить голод и остаться человеком. Просил лишь об одном – хоть без руки, без ноги, без глаза вернуться домой, припасть к родной земле и вдохнуть степную пыль…

Таким был мой совсем невесёлый Новый год. Но с тех пор я верю в чудо. Я выжил, стал вместе со своим народом победителем. К слову, моя молитва придала мне силы, и я вместе со своей Суворовской артбригадой 14 января 1944-го пошёл в первых рядах освобождать Ленинград.

Вот такие искренние воспоминания о той страшной войне. Даже находясь в сложных фронтовых условиях, люди продолжали оставаться людьми. Они думали о родных и близких, поздравляли сослуживцев и верили в победу!

Начало в «ПК» № 1

Фото к статье
Путешествие во времениПутешествие во времениПутешествие во времениПутешествие во времени
Текст:Валентина БОГОМОЛОВА, по материалам из открытых источников
Фото:из открытых источников
Комментарии Добавить комментарий

Нет комментариев

Войти на сайт