наверх

Увезёт её он в тундру?

28 марта 2019
Увезёт её он в тундру?

Тундровички оказывают пассивное сопротивление неравноценной системе оплаты их труда.

Прекрасная половина ненецкого населения, получив образование, остаётся жить в посёлках и городах региона. А оленеводы говорят, что в тундре не хватает женщин, без которых зачахнет отрасль оленеводства. Тем временем народные избранники в Госдуме РФ кормят обещаниями включить в перечень рабочих профессий специальность чумработницы, так в кочевом оленеводстве именуют хозяйку чума – жилища оленеводов, в котором она крутится весь день. Но, несмотря на посулы депутатов, всё меньше женщин согласны кочевать по тундре, отмечают в Научном центре изучения Арктики, о чём пишет даже «Российская газета».

Коренное кочевое оленеводческое население края (около 16 тысяч человек, по разным источникам) – это преимущественно ненцы, каслают со стадами оленей от пастбища к пастбищу. После ряда реформ, сохранивших оленье поголовье в регионе, быть оленеводом стало престижно. Но зачастую никто не ждёт его в холодном одиноком чуме.

Сегодня жизнь в тундре не та, что была сто или даже пятьдесят лет тому назад. Но роль женщины – хозяйки чума – не изменилась. Так, этнологи Стэлла Сэрпиво, Галина Харючи и другие специалисты, знающие уклад жизни кочевников, говорят, что в традиционной кочевой семье всё вращается вокруг женщины. Она выполняет самые важные функции и обязанности по сохранению семьи и рода. Вести хозяйство и обеспечивать жизнь в тундре – дело сложное, связано со многими хозяйственными и сакральными взглядами коренного населения. Вот установка чума – сугубо женское занятие, мужчины лишь помогают поднимать тяжёлые нюки или устанавливать длинные жерди – шесты при сильном ветре или морозе под минус 50. А главное – за женщиной, ей предстоит жить и хозяйничать в чуме от кочевья до кочевья, собирая затем караван нарт.

Если забили оленя, то его надо разделать той же женщине, она же заготавливает топливо для чумовых печек, и если в зоне тайги с ним просто, то в арктической тундре – наоборот. Хозяйки собирают зимой и летом сырой мелкий кустарник, тальник, карликовую берёзку – огонь в чуме должен гореть круглосуточно: для дневного чая, для угощения гостей, для приготовления пищи, для тепла.

Женщине надо проводить мужчин в стадо, накормить горячим, напоить чаем, повесить обувь на просушку, не забыть про детей. Хозяйка чума шьёт обувь и одежду – зимнюю и летнюю, а если семья большая, то всего надо много. Ателье в тундре нет, а сшить одежду надо из шкур забитого оленя, и от сотни других дел женщину никто не освобождает. Хотя современная цивилизация вносит новое в её труд, но изменить его полностью вряд ли возможно, так как всё связано с традиционным укладом хозяйства и жизни коренных народов.

И при таком огромном количестве обязанностей жёны оленеводов не имеют официального трудового статуса, не получают зарплату, а затем пенсию. На местах, в регионах власти как могут решают проблему, кто оформляет женщин оленеводом третьего разряда, как фантазия подскажет… Тем временем тундровички остаются работать в посёлках. Там есть медицина, клуб, детские садики, школа и другие блага. В посёлках при среднем уровне образования женщины могут найти работу, а вот мужчинам-кочевникам там уже делать нечего.

Чумработница – отдельная и важная профессиональная женская специализация в Арктике. Жизнь кочевого населения Ямала держится на женщине – хозяйке очага. И труд этот должен быть достойно оплачен.

Фото к статье
Увезёт её он в тундру?
Фото:из архива «ПК»
Комментарии Добавить комментарий

Нет комментариев

Войти на сайт